Skip to Content

Зануда

Дело было в 1990, через пару месяцев после нашей репатриации. Жили мы в городе Хайфа, на Французской Дороге (так улица называется, на иврите "Дерех Царфат"). Кто знает Хайфу, тот подтвердит, что улица эта очень круто поднимается от берега моря по склону горы, пересекает весь Кирьят Шпринцак и где-то далеко наверху, ближе, кажется, уже к Кармель Царфати, переходит то ли в Стелла Марис, то ли в Черняховски - не помню, увольте.

Ну, мы жили ближе к морю, в Шпринцаке, но что существенно - на очень крутом склоне. Несмотря на приличное расстояние от моря, из наших окон можно было легко наблюдать маневры военных кораблей в заливе. И, что еще более существенно, наша районная поликлиника находилась двумя кварталами выше по этой крутизне плюс еще квартал вправо с противоположной стороны улицы.

И вот как-то раз везем мы с первым мужем еще даже не годовалую Гуньку к врачу, не помню, что за повод был. На уровне нашего дома подходим к пешеходному переходу. Прямо у нас перед носом включается красный свет, а навстречу нам с зебры ступает на тротуар - то есть, идет на нашу сторону и дальше вниз, где он и живет, - наш соученик по ульпану (курсы иврита для репатриантов), пусть его тут зовут... Олег. ОК, Олег. Потому что как его на самом деле звали, я не помню уже. Старость - не радость.

В те времена репатриантов было еще не очень много, и местные нам реально помогали: одеждой, игрушками, мебелью. Вот этот самый Олег, высокий, чуть полноватый парень лет 25-30, был нагружен такой гуманитарной помощью: он тащил на плечах огромное складное кресло-кровать. Кресло было с полным набором подушек, на металлической раме, и пригибало Олега к земле практически до угла в 90 градусов: иначе такую бандуру один человек не смог бы унести. Олег был красный, потный, но справлялся, и вообще, явно был доволен своей добычей.

Увидев нас, он остановился и что-то приветственно булькнул. Поскольку горел красный свет светофора, мой вежливый муж тоже сказал: "Привет!", хотя можно было бы ограничиться кивком - мы виделись в ульпане не более трех часов назад. Но мой вежливый муж, которому было неудобно, что человек с такой ношей из-за него остановился, не только сказал "Привет!" он еще и спросил "Как дела?". Это было роковой ошибкой. 

В точном сооответствии с известной шуткой, Олег начал, неразборчиво из-под кресла, но очень эмоционально, рассказывать, как у него дела. Более того: он пытался жестикулировать, что создавало уже явную опасность для окружающих - кресло колыхалось, пружины скрипели, подушки хлопали на ветру. 

Тут переключился светофор. Радостный муж облегченно воскликнул: "Ой, ты извини, у нас врач, мы торопимся!" - и увлек нас на противоположную сторону. 

"Ничего," - сказал Олег, - "Я вас провожу."

Кресло развернулось и грозно двинулось вслед за гунькиной коляской. ДВА КВАРТАЛА в сторону, противоположную дому, ВВЕРХ по крутой горке шел этот замечательный человек вслед за нами, бурно и невнятно вещая из-под своей ноши. Он выполнил свой долг - рассказал нам, как у него дела.
Возможно, не полностью. Потому что, достигнув уровня поликлиники, вынужден был прерваться: у нас сдали нервы. Я подумала, что если парень упадет по дороге, то в сиротстве его двоих детей буду виновата лично я. Я принялась нервно хихикать, дергая мужа за рукав. Муж, с глазами непомерной величины - у него всегда увеличиваются глаза от удивления, - решительно повернулся к красному, распаренному, задыхающемуся носильщику. 
"Слушай, - спросил муж, - ты вообще-то откуда и куда это кресло несешь?" - "А-а!!!, - радостно закричал Олег с таким видом, что стало совершенно ясно: про кресло-то он и забыл рассказать. - Это..." - "...Ты завтра расскажешь мне, где водятся такие кресла, - жестко сказал муж. - Понял? Завтра. Мы опаздываем," - и мы почти бегом кинулись по горизонтали к поликлинике. Не оглядываясь. 

Знаете, почему не оглядываясь? Был такой анекдот. Там один другого учит, как избавиться от клопов. 

- Встань посреди комнаты, и грозно крикни: "А ну все - ВОН ОТСЮДА!" Только не улыбайся.
Второй пришел домой и точно так и сделал. Крикнул, и видит: из всех щелей выползают грустные, несчастные, повесившие головы клопы. И медленно-медленно, понуро идут к входной двери. И так это ему показалось смешно, что не выдержал он - улыбнулся.
И тут самый маленький, последний клопик оглянулся, и увидел улыбку на его лице.
- Ребята!!! - закричал клопик, - Он пошутил!!!! Давай назад!!!
......................
Вот поэтому.