Skip to Content

Про Гену Лейкина

На концерте у нас в институте, где мы с Женькой, моим первым мужем, впервые друг друга увидали, была и моя мама, она на нашем факультете преподавала. И Ляля - моя тогдашняя подруга, которая на Женьку виды имела, и его на концерт пригласила, - ей Женьку представила, с подтекстом, так сказать. Конечно, мама мало на него внимания обратила, но я почему-то все равно боялась, когда мы уже встречаться начали, что мама не одобрит, что я у Ляли ее молодого человека отбила.

Причем я правильно предположила, что в лицо она его, конечно, не запомнила, а вот имя-фамилию запомнить вполне могла, тем более, что заметная фамилия - Лурье, да и Ляля могла ее не один раз упоминать в разговорах. И встала у меня проблема: как Женьку родителям представлять? А ну как, мама вспомнит?!


Поэтому, когда он ко мне домой первый раз шел, я ему сказала: "Знаешь, давай тебя пока что переименуем. Ну что тебе стоит? Если что, потом исправим, покаемся. А пока будешь... будешь... ну хотя бы Гена Лейкин, вот."

Женька впал в шок. Он так своей фамилией гордился. Сам он потом говорил, что никогда в жизни не слышал более омерзительного наименования, чем этот наскоро сфабрикованный мною псевдоним. Но отказать мне, смертельно влюбленный, просто не мог.


И вот, появился он у меня дома в таком виде. Родителям понравился, хотя на имя "свое" отзывался, вздрагивая. Было это примерно на сроке в неделю знакомства нашего.

А еще через неделю я к нему сбежала уже жить. И очень скоро мы сочли необходимым нанести родителям визит с произведением?производством?, так сказать, официального предложения руки и сердца, лучше поздно, чем ни за что. Ух, как Женька меня по дороге запилил! "Ты меня полным идиотом выставила, что я теперь скажу, как я объясню, бред..." 

Мама в кухне ходила по струночке, а папа, как всегда, был в майке и сильно иронический. Лурье вошел с тортиком и шампанским наперевес и начал тронную речь:

- Евгения Ефимовна! Анатолий Самуилович! - он артикулировал, как Левитан, - В первую очередь, я должен перед вами извиниться: я не Гена Лейкин, я Женя Лурье.
- А нам-то какая, в попу, разница? - интеллигентно отреагировал будущий тесть. 
Тут Женька с перепугу дернул шампанское за пробку и окатил собеседника с ног до головы. Та одна пятая бутылки, которая не попала на папу, попала в тортик. 

...- Нет, - сказала мама, мрачно глядя на благоухающие следы папиных тапок, ведущие в ванную, откуда неслось что-то сдавленно-неразборчивое, - разница, видимо, все-таки есть.