Skip to Content

Про евреев, итальянцев и Дикий Запад

 

Самый, на мой вкус, плохой фильм, который я когда-либо видела в жизни, назывался «Джанго». Он был то ли итальянский, то ли у нас была итальянская копия (на видео, я имею в виду), а в главной роли там снялся небритый Франко Неро. Сюжет там очень оригинальный. 
Где-то на Диком Западе, в местах, где безраздельно властвует какая-то то ли банда, то ли мафия, то ли местная княжеская дружина, то ли общество ветеранов-афганцев, появляется небритый волк-одиночка, великий снайпер и достойный человек. Ходит он везде пешком, и за собой на веревочке таскает гроб. На упорные вопросы, что там внутри, отвечает кратко и одинаково: «Джанго». Так что Джанго, как мы поняли, – это не он сам, а то, что в гробу.
Естессссственно, наш герой конфликтнул с местной крышей, и те, чтобы отнять у него последнее преимущество – навыки стрельбы без промаха, - перебили ему пальцы на обеих руках. Думали, теперь он покорится. Но гордый человек не захотел им кланяться, несмотря на перебитые руки! В кульминационной – последней – сцене на беззащитного героя (с гробом по-прежнему на веревочке) со всех сторон скачут вооруженные конные дядьки. Зритель уже уверен, что тут ему и этот... абзац. И тут герой открывает гроб....
Угадайте, что в гробу.
Правильно: пулемет. Один из первых пулеметов, которых тогда никто не видал - на Диком-то Западе. Небритый снайпер положил нехороших дядек человек 40 в той финальной сцене. На этом кина кончилась. 

В питерской еврейской молодежной тусовке был всем известный персонаж по имени Лева Файн. Я привожу тут его настоящее имя, так как это важно для повествования. Это парень был со всеми знаком, вхож во все дома и во все компании, все про всех знал, ни один новорожденный, ни одна свадьба в среде еврейской молодежи не обходились без него. На моей собственной свадьбе Файн был свидетелем, так как мой названый брат (кстати, нееврей:)), который должен был выполнять эту роль, не смог вырваться из армии в отпуск. Утром в день свадьбы, когда это стало понятно, жених позвонил Файну и просто сказал: приходи пораньше, свидетелем будешь. И, естественно, Файн все про всех знал. Люди так и передавали друг другу сплетни: откуда такие сведения? – от Файна. Сведения были точные. 

Где бы ни собиралось больше трех евреев – казалось, там обязательно появлялся Лева Файн. Вот, собственно, ради этой фразы я и написала весь раздел.


Описанное выше кино мы показывали нашим друзьям: в те времена видаки были не у всех, и счастливцы приглашали в гости целые компании на 2-3 фильма. Фильм этот мы смотрели тоже впервые, конечно. Левы Файна, как ни странно, среди нас в тот вечер не было. 
Интересной особенностью этого кино было то, что в нем играло чуть ли не десять актеров, страшно похожих на разных наших еврейских приятелей. (С тех пор подобное впечатление на меня произвели только музеи на Капитолийском холме).
Народ не очень следил за оригинальным сюжетом, а, в основном, азартно выискивал все новых и новый знакомых: Гительман! Летичевский! А вот Кляйн, смотри, как похож! Ближе к середине фильма кто-то удивленно обронил: смотрите, сколько в этом фильме евреев, странно, что Файна-то нет! И народ начал искать Файна. До самой финальной сцены все сосредоточенно выискивали бородачей. Никто не годился, увы.
«Да, видно все же есть еврейские компании без Файна,» - шутили ребята.
Когда герой всех перестрелял из пулемета, и по экрану побежали финальные титры, мы с мужем выскочили на кухню разложить в креманки приготовленное заранее желе со взбитыми сливками. И тут в большой комнате грянул взрыв. Я сразу не поняла, что это такое. Мы кинулись туда.
Все наши гости без исключения валялись под диванами и стульями. Мы с некоторым трудом поняли, что они хохочут. Экран показывал серые полосочки пустой пленки. 
Мы выбрали одного из гостей и принялись приводить его в чувство. Наконец, он выговорил: появился! Он появился! – Кто? – Фааааайн!!!!! - провыл гость. – Когда? Кино-то кончилось! 
Мы тут же решили отмотать пленку. Вот побежали титры. Минута, другая.
И на экране появилась надпись:
F I N E.