Skip to Content

Попытка раздвоения личности

Фрагмент

..........................................
- На, смотри, видишь? Какой-то интересный день в окуляры попался. Обычно эти заглядывания в прошлое показывают одно мытье посуды. 
- Почему вот так, а?
- По закону подлости. Прошлое... Оно в тучах все. То есть, не в настоящих тучах, конечно. Это такие тучи специальные... Они все заволакивают. Ты на самолете летала? Осенью? Над Альпами? Видела: тучи-тучи-тучи... Вдруг – гора из них лезет. Видела?
- Да, верно... Странное зрелище, словно другая планета вообще. 
- А иногда в тучах просвет, и тогда землю видно, нормальную землю, внизу. Но чем пасмурнее, тем меньше просветов. Вот и в прошлом... Там всегда сильно пасмурная погода для зрителей. А сегодня вот в просвете вполне ничего себе день попался, так я хочу, чтобы ты посмотрела, иди давай.
- А дата какая?
- 20 июля 1993 года. Утро. Иерусалим.
- Гило?
- Наверное. Как называется этот южный район на горе, похожей сверху на вилку? Где дома не дома, а какие-то декорации театральные?
- Ну да, Гило. Это вторая квартира уже съемная, в Фиалковом проезде. Высоко там было, комары не долетали, зато ястребок или пустельга – за милую душу, одна повадилась, Гунька ее кормила колбасой вареной.
- Врешь!
- Чтоб мы сдохли. У нас где-то фотка есть, качества, правда, поганого: Гунька держит эту зверюгу на книжке Джанни Родари. 
- А вон штаны на нас почему-то со штрипками, но шикарная туника сверху. Чаго это?
- Это модно тогда жутко было... Блин.... Как же эти штаны назывались? ТАЙЦЫ, что ли... У меня две пары было, коричневые и черные. Профессор как увидал, сразу: "Что это за штаны на тебе, ты что, в поход идешь?"
- Кто такой Профессор? Наш начальник тогдашний, или...?
- Не "или", а "и". Ну ты даешь! Манкурт какой-то. Что ты за пустоголовое такое. Или ты не я?
- Я - ты, конечно, в той же степени, что ты – я. Но я, так сказать, "я-контекст-фри". Давай, гони дальше.
- Да я вот все смотрю... Тунику эту, всю пестрыми квадратами... Она бешеных бабок стоила... В лавочке во дворе... у югославки этой, на Эмек Рефаим... Мы там не только сами тогда одевались, но и маму одевали... Висела эта кофта, и мы вокруг нее полтора месяца ходили, решиться не могли. Купили только, когда кольцо в точности под нее нашли....
- И где она теперь?
- А фиг ее знает. На фотографиях есть кое-где.
- Мы красивое такое... еще фигуристое... А почему мы на кухне? 
- А это мы шашлык маринуем. Красная индейка, уксус пополам с водой, лук, киндза. Профессорский рецепт. Сейчас кастрюлю придавим, закроем тремя слоями, лентой накрепко перевяжем... 
- Ну и память у тебя!
- Ну, кое-что примерно помню. А чего видимость пропала?
- Облачко пошло. Но это несерьезное такое облачко. Сейчас пройдет оно. Ты скажи пока, зачем шашлык-то? Куда мы едем?
- Мы едем на международный кросскультурный психолого-педагогический конгресс.
- Кудаааа???? ... Странный способ ездить на конгрессы.... с шашлыком...
- А нам родной институт ночевку не оплатил. Вот мы и решили совместить.
- Все, проходит облачко-то потихоньку, сейчас увидим... Вау, это что за колымага?! Чье такое?
- Эээээ.... Покажи-ка... А, ну да. Профессор добирается с половиной, стало быть, без нас. Это сашкин многострадальный ситроэн, светлая ему память. Его ж при разводе пополам не поделишь, так они с Миркой его тогда по неделе... того.... имели. Точнее не скажешь. За безмашинную неделю как сил поднаберутся.... 
- А сейчас на нем кто из них? С бородой?
- Слушай, ну что за вопрос идиотский?! Как Мирка может быть с бородой?! Мирка в командировке. Да ты увеличение побольше сделай!
- Чичас... А по пространству куда настраивать? Куда едем-то, физически?
- В Тверию. Сашка поедет через Афулу, по шестьдесят пятой дороге. Его там еще за превышение штрафанут на 130 шекелей. На цомет Саргель. Там же сам Б-г велел превышать... Господи, какие были вегетарианские дешевые времена... 
- Так, на, смотри. Окна нараспашку... Тогда что, про кондиционеры в машине еще никто не знал? 
- Ну, знаешь.... Может, и знали, но не в этой модели. В этой модели он если и был когда, так его давно в выхлопную трубу утянуло...
- А кто это с нами в машине третий, на заднем сиденье?! Толстый и в берете?!
- Это Друзман. Он тогда еще совсем был свежий, и прилично себя вел. Методику для слепых рисовал... Были времена... 
- А почему все ржут-то так?! Оспидя, водитель вааще башкой о руль стучит! Это мы им что-то исполняем там?!
- Аааа, это мы уже на бис коронный номер выдаем. Поем со всеми словами советские песни. Что-нибудь типа "Бросая ввысь свой аппарат послушный". Ни Сашка, ни Друзман никогда не слышали этих шедевров целиком. А мы ж с тобой недаром выучили в возрасте двенадцати лет толстенный песенник.
- Так уж прямо и не слышали?!
- Представь себе. Они, например, знали "Смуглянку" только в качестве лирического колхозного песнопения, и фраза "партизанский, молдаванский собираем мы отряд" ввергла их в полный кататонический ступор. Слов "Бескозырки белой" они вообще не помнили с детского сада. А ведь это чистый психиатрический случай, гениальная песня.
- Серые люди какие-то, я тебе скажу.
- Не ругай их. Особенно Сашку не ругай. Я так по нему скучаю. Во....тучка. Не видать нифига.
- Тучка, да. Часика на два-три тут вперед перескочит. Проблема в том, что мы там быстро перемещаемся. Где нас искать-то?
- А все просто. В киббуце "Гиноссар". Давай, двигай пока.