Skip to Content

Об отражениях

...Зеркала слишком старательны, я предпочитаю темные окна. Ну да, например, стекла учреждений, затянутые изнутри темным.

Во-первых, только в них я могу рассмотреть иногда в своем лице черты девочки, которой была когда-то. Обыкновенное зеркало приносит столько новых подробностей и ненужных правд, что девочке совсем не пробиться сквозь них на поверхность этой изрытой бурями планеты – моего лица.

Когда же мне доводится, например, ехать одной в лифте, где как раз чудом устроено темное металлическое зеркало, я успеваю увидеть свои испуганные детские глаза, и поговорить с ней, слегка ее ободрить... возможно. Я не всегда ее чувствую в полной мере, между нами слишком многое лежит...

Что же касается во-вторых, почему я люблю темные окна... Потому что они –один из метафизических сачков, в который можно на доли секунды поймать и почти рассмотреть бабочку своего собственного счастья.

Вот недавно я увидела эту бабочку в темной стеклянной стене модиинского банка "Леуми": объемная тетенька средних лет в яркой желто-оранжевой рубашке ведет за руку прелестную тоненькую девочку лет пяти или шести в клетчатом сиреневом платьице, тетенька уютно переваливается боками, а девочка смешно подпрыгивает и гордо приподнимает пышную юбочку...

И нет в этой картинке ни мальчика, который был прежде этой девочки, ни страшных месяцев после ее рождения, никакого горя, никакого страха... И даже левая ладошка девочки спряталась у матери в ладони, и вот идут они – просто мать и дочь, веселые, подпрыгивая и раскачивая руки, миг – и исчезают за углом, где кончается стекло...

 

В мире темного стекла все проще. Оно не видит подробностей и лишнего не покажет. И тогда сразу многое становится понятным. Доктор Фауст не нашел этого рецепта поймать счастье за хвост, видимо, потому, что в его времена не было темных стеклянных стен.