Skip to Content

Где мой нимб?

С чего бы начать?

Что-то я себе сделала с плечом на тренажерах. А может, я его в джакузе застудила. Знаете, один плечо, как ни крутись, наружу вылазит… 
В общем, оное мне делает слезы и рыдания. Рука не поднимается еще. Одеться сама кое-как могу, раздевают муж или Гунька. Подвываю на ходу, морщусь, кутаю, баюкаю. Болиииит. 
Это я себе сделала в понедельник. Как раз встать в production программа наша должна к понедельнику. Нет, к прошлому. Нет, сегодня, действительно, среда, это не у вас с головой непорядок, это реалити-шоу. 

Серия 1. Воскресенье.

 
Сначала полдня в воскресенье они занимались другим проектом. Потом им открывали порты. Потом я уехала домой, и примерно в начале седьмого мне позвонило высокое начальство, чтобы наготове. Потом в восемь мне позвонило продакшн с идиотским вопросом, из чего я сделала вывод, и не отпустила Гуньку забрать машину. И правильно, ибо в девять позвонило начальство с криком:
- А.Д. не человек, а хара!!! 
А.Д.- это главный демон на договоре в production, а ХАРА - это дерьмо.
Потом начальство успокоилось и раскрыло свою мысль: 
- А.Д. говорит, что раз нету никого, кто сидит рядом с ним и разъясняет, то работать он тоже не будет, и поедет домой. Лара, я тебя прошу…
- Еду, - говорю.
- Ой, спасибо, давай. Я тоже скоро там буду.
Таким примерно образом я оказалась на работе в девять сорок вечера в воскресенье. 
 
В течение десяти минут я разъяснила все, что поддавалось разъяснению, позвонила одному системщику, поймала в коридоре другого, и когда уже дошло до регистри, вдруг обнаружилось, что нам нужен аппликативный юзер.
Вот как раз тут начальство прискакало. 
И все стали выяснять друг у друга, что это за зверь такой – аппликативный юзер, почему наше систем его не заказало заранее, и что делать, чтобы его срочно создать. В десять вечера. 
Высокое начальство спало, отдел безопасности спал. Дежурный отдела безопасности не мог. Никто не мог. 
- И вообще, - сказал А.Д., зевая, - это дня три-четыре берет.
- Ты же опытный человек! – закричало начальство, - почему ты нам раньше не сказал?!
- Я не могу отвечать за твой upgrade, - печально сказал А.Д.
На этом месте все поехали домой.

Серия 2. Понедельник.

  • Заказали аппликативного юзера.
  • Аппликативного юзера пока не было.
  • Аппликативного юзера пока не было.
  • Аппликативного юзера не было.
  • Аппликативного юзера не было.
  • Юзера не было.
  • Юзера не было.
  • Не было.
  • …..
- Шимон, - спросила я, - я хочу в бассейн нафиг. Будет сегодня юзер или нет?!
- Ждем-с, - сказало начальство.
- У меня трэмп в четыре!
В без десяти начальство позвонило и сказало:
- Иди в бассейн, ЛарУчка. Завтра пойдем туда с утра.
Тут я как раз себе сделала с рукой. Между прочим, мне даже печатать больно. Но не могу я уже не печатать!!!! 

Серия 3. Вторник.

 
С утра – это сильно сказано. Но мы пошли туда в час тридцать. Я почему-то забыла пожрать. Боль в руке отвлекала. 
А.Д. сказал по мобильному, что да-да, он ищет парковку. Это взяло минут сорок. Мы сидели вокруг его стола, как прилипшие мухи на варенье. 
Потом он пришел и сказал:
- Ну что, юзер есть?
- У тебя в почте, - сказало начальство. 
- Нету у меня в почте, - сказал А.Д.
Мы стали искать юзера в почте. В почте было примерно двести новых сообщений. Но не юзер.
Тогда мы позвонили сисадмину, и тот в конце концов продиктовал нам юзера. 
Шимон записал его на такую красненькую квадратную бумажку, и принес А.Д, гордый. 
- Вот, - сказал Шимон.
- Угу, - сказал А.Д., - А где его пароль?
- П-пароль? – сказали мы с петром иванычем…
А.Д. собирался уходить в четыре. Все оставшееся время до полчетвертого мы искали человека, который РАЗРЕШИТ безопасности сообщить А.Д, пароль аппликативного юзера.
Сначала этот человек ел.
Потом он пил.
Потом, видимо, его нашли сотрудники, и он не разрешил, продолжая есть и пить.
Потом его нашли уже другие сотрудники, повыше рангом. Тогда он разрешил.
Еще десять минут ушло у нас на то, чтобы связаться именно с тем сотрудником, которому была поручена высокая миссия: по мобильному сотрудник отказывался разговаривать, а по рабочему не отвечал. Наконец, нам удалось его уломать. 
- Ты А.Д.? – спросил сотрудник.
- Да.
- Какой у тебя юзер? Твой юзер?
А.Д. продиктовал.
- Нет такого юзера.
- У меня такой юзер с тех пор, как я тут сижу. Лет десять уже.
- Погоди… Это юзер Коэна Алона. Ты Коэн Алон?
- Нет, я А.Д.
- Интересно. Надо исправить!
Некоторое время они исправляли.
Потом некоторое время не подходил пароль.
Потом – барабанная дробь!!!! – пароль подошел.
Потом оказалось, что файрволл открыли в обратную сторону.
Потом это чинили.
Потом, наконец, мы под аппликативным юзером поставили регистри, и в без двух минут четыре запустили диагностер.
Который благополучно сообщил нам, что у нас нет связи ни с одной из двух баз данных, а к тому же нет доступа к директории ЛОГ. 
На этом все попрощались и разошлись. 
- Завтра!!! – кричало начальство, - Теперь я уже с него не слезу!!! Завтра с утра!!!! Мобилизация!!! Все силы! Жизнь за родину!!!
Я отдала честь и разошлась в направлении швармы. 

Тут мне позвонила мама.

Я узнала новости, которые не могу описать человеческим языком. Насчет продажи нашей квартиры. В общем, мы просрочили по договору очень важный документ сделать. Наша адвокатша и не подумала нам напомнить. То есть, мы УЖЕ просрочили. И как там себя наши покупатели поведут, еще вопрос. Надо бежать, скакать, лететь. Срочно. Завтра. В Иерусалим. В банк. В два банка. Она бы поехала, но завтра у Гошки логопед, пропущенный дважды, и бассейн, пропущенный трижды. Да и мы должны обсудить сами судьбу моей ипотеки…

Люди, вот честно: я плакаль и ораль. Но взяль себя в ноги. Я позвониль мужу, и получиль его ТОЛЬКО ТАК. Я позвониль коллеге С. и получиль ее согласие ВМЕСТО. Я позвониль начальству и, путая слова, сталь жалобить на тему долговой тюрьмы. Начальство не упорствовало…

Я плохо спаль и прикидываль, как я завтра чего успею. Жуткие картины рисовались моему моску. Как же далеки они были от действительности. Действительность, ребята, КУДА КРУЧЕ наших бюрократических страшных снов…

Серия 4. Сегодня. Среда.

 
Пока родители (мама сипя и сморкаясь) ехали в сторону моих брошенных спящих детей, я уже, подвывая от боли в плече, прислушиваясь к плеску двух глотков кофе в брюхе, вела машину к Иерусалиму. Я не доверяю мужу въезжать утром в И-м, если мы торопимся: он его не знает совсем. 
Ровно в 8:30 мы вошли в Главный банк. 
В 8:40 мы выяснили, что Алекс будет в 11.
Мы сели пока беседовать с другим клерком, и почти в течение часа разбирались, что надо сделать с нашими деньгами и почему. Ругались по телефону с адвокатом. Не могли определиться с датами. В общем, получали удовольствие от жизни.
Пока внезапно не выяснили, что дабы получить тот документ, из-за которого сыр-бор, нужно открыть счет. Что раньше у нас счета на было, потому что мы из поглощенного банка. А чтобы открыть счет, нужны мы ВСЕ ТРОЕ (в смысле, я и родители).
Я позвонила родителям.
- Это уже завтра!!! – сказала мама.
- Завтра ты меня похоронишь!!! – заверещала я, представив себе upgrade, А.Д., начальство и печальную участь аппликативного юзера.
- Но КАК???? – сипела мама, - Кто повезет Гошу в бассейн?!
- Сними Гуню с уроков. Быстро, БЫСТРО!!!
- Нет, - твердо сказала мама, - все-таки сначала к логопеду. Мы приедем около половины двенадцатого. 
- Ладно, все равно Алекс будет в 11, - сообразила я. – Мы пока сходим в другой банк.

Бабушка пошла с Гошкой к логопеду. Дедушка поехал за Гуней в школу. Мы пошли во второй банк. Сначала не туда. Потом куда надо. Где надо нам довольно быстро дали что надо. Мы выпили кофе с круассанами. Мы вернулись в Первый Банк. Там пришел Алекс. Мы сели с ним начинать. Родители ехали. Мы продолжали. Родители завозили Гуньку с Гошкой в бассейн. В без четверти двенадцать они вбежали в банк. 


Я позвонила на работу. 

- Порты опять у них какие-то не открыты, - сказала коллега С. – Так что пока тихо.

Позвонила Гунька и сказала, что Гошку запустили в бассейн на полчаса раньше, и что с нею делать потом. Мы сказали ей подождать.

Мама изучила то, что нам дали во втором банке, и завопила, что сумма в ссуды два раза ниже. Мы защищались, потому что ничего больше клерк на нас не находил.
- Вы что, хотите больше денег им вернуть??! – удивился муж. – Ну ладно, раз вы настаиваете,… - он взял бумажки и побежал во второй банк назад
Скоро мы поняли, что действо ТРЕХ затягивается. Мы позвонили Гуньке и велели взять такси. Пришел муж и сказал, что ничего больше банк на нас не находит. Приехали дети. Гошка бегала по банку, завязанная в три послебассейных платка. Потом она какала. Потом мы взяли еще две бумажки для дел меньшей срочности, маме на завтра. Потом мы закончили. Было без четверти два.

Я позвонила на работу. 

- Я стою в банке в центре Иерусалима. Ну? – спросила я.
- Не нааадо ехать, - сказало начальство. – Завтра уже.
- Как штык!!! – сказала я и отпустила родителей. 

Муж повез нас завозить домой. Конечно, возле шлагбаума начальство позвонило и сказало, что есть проблемы связи с базой. 

Дальше я неразнообразно общалась по телефону с А.Д., коллегой С., подругой-начальником параллельного проекта и начальством Шимоном. Связи не было, идей не было, выхода не было. Production отказывался думать сам. 
Как-то незаметно под все это мы оказались в квартире. Все ели бутерброды, кроме меня. Я разговаривала по всем попавшимся под руку телефонам. Разнообразие жизни проявилось только один раз: когда неожиданно вместо вышеперечисленных персон позвонил Алекс из банка, и попросил срочно по факсу прислать… не знаю что. Я его перекинула Гуньке с криком: «Возьми ручку и запиши на иврите». 

Муж уехал на работу. Гунька принесла что-то на подпись. Звонки вдруг прекратились и я пожарила котлеты. Дети уснули. Я позвонила на работу.

- Цирк! – хихикая, сообщила коллега С., - у него вдруг заработало, но теперь нет ЭмКью. Так что теперь он сношает Нира.

Гунька ушла послать факс.

Полчаса назад звонила мама. Оказывается, у наших покупателей тоже есть проблемы. И многое из сделанного сегодня было напрасным. И вообще, надо консультироваться с адвокатом…
Продолжение, увы, следует. И плечо у меня очень болит. И вообще, завтра на вахту. 
«Мне бы очень пошли звездочки вокруг головы. Хорошо бы штук десять» (с)